Снимайте агрессивнее: кино Северной Кореи

NATION

"Жить, работать и бороться, как революционные герои!" — киноиндустрия Северной Кореи известна в первую очередь как важный метод пропаганды социалистического строя. Каждый фильм — выражение предписываемых сверху догм, в яркой оболочке и под национальные песни. Всё лишнее и инакомыслящее — если оно ещё почему-то теплится (революционные идеи впитываются с молоком матери) — пресекается в момент предварительной цензуры. Все ошибки — в момент последующей.

by Maria Mamontova and Polina Galaganova 23/12/2021

Однако социалистические идеи в северокорейском кинематографе преподносятся с такой искренностью и наивностью, что в них хочется верить. Особенно когда фильмы строятся на сентиментальных исторических сюжетах — даже если ты против строя, сложно не симпатизировать непростому, а потому особенному и родному прошлому. Кинематограф КНДР — национальный продукт, десятилетиями развивавшийся как идеологическое оружие.


С самого начала…
Северокорейский кинематограф из-за закрытости страны не был достоянием мировой публики. И тем не менее, его специфика вызывает особый интерес. Киноиндустрия развивалась параллельно с южнокорейской, но по другому сценарию. Её фактическое зарождение началось после окончания Второй Мировой войны, однако развитие происходило медленно: первые фильмы были сняты с помощью со стороны Советского Союза — тогда северная часть полуострова ещё находилась под советским влиянием. Когда началась Корейская война, кинематограф отошёл на второй план — снимали только военные агитационные драмы, индустрия оставалась статичной. Возвращение на фронт (1951) о подвиге солдат, воевавших за независимость, Мальчики-партизаны (1951) о детях-партизанах на оккупированных американскими солдатами территориях или Партизанка (1954) об участнице партизанского движения в захваченной деревне — фильмы служили эффективной агитацией на фронте и питали убеждение северокорейцев о необходимости продолжать борьбу.
Кино как орудие пропаганды начало развиваться в 60-е, когда за индустрию взялся Ким Чен Ир. Появились новые жанры — музыкальный фильм, мелодрама — господствующая идеология теперь преподносилась с других ракурсов, менее очевидных. Один из самых известных фильмов того времени, Цветочница (1972), — драматический мюзикл о временах Японской оккупации. Наивная в техническом плане, со слабой актёрской игрой, картина всё же выделялась на фоне других работ некой поэтичностью. Агрессивная пропаганда в фильме контрастирует с яркими красками и природными пейзажами, которые существуют вне политического контекста.

Ким Чен Ир вообще был большим поклонником кинематографа. В его сочинении «О киноискусстве» (1973) он детально объясняет вклад искусства в партийную деятельность и его значение в целом в реалиях революции. Он осознавал, насколько это значимый и действенный инструмент в борьбе взглядов, поэтому стремился как можно эффективнее использовать в поддержку государственной идеологии.
Однако политическая обособленность и закрытость государства от внешнего воздействия, в том числе и культурного, значительно замедляла процесс развития. Пока в Южной Корее продолжался "золотой век" кинематографа, фильмы КНДР освещали одни и те же темы, мусолили одинаковые сюжеты и никак не росли технически.
"Писатели и деятели искусства – солдаты революции, отвечающие за один из участков идеологического фронта партии, непосредственные созидатели социалистической национальной литературы и искусства", — так Ким Чен Ир оценивал вклад художников в построение социалистического строя. Киноискусство не было исключением — наоборот, оно встало во главе этой идеи. Развитию киноиндустрии в 60-70-е годы уделялось особое внимание, процесс создания новых фильмов строго контролировался, предварительная цензура процветала.
Нужно было что-то менять. И решение было принято радикальное: в 1978 году корейские спецслужбы похитили (а возможно, просто пригласили — теперь предположения разнятся) южнокорейского режиссера Син Сан Ока, довольно успешного на родине, но попавшего под давление ужесточающейся цензуры. Тематического разнообразия не прибавилось — в течение последующих восьми лет режиссер под давлением партии создавал очевидно пропагандистские картины; однако качество этих работ возросло. Некоторые стали известны и за рубежом — например, драма Беглец (1984) или трагедия Соль (1985). Отдельного внимания заслуживает трэш-боевик в стиле японской Годзиллы — по всем канонам жанра, только всё ещё пропагандистский — Пульгасари (1985), привлекший интерес широкой заграничной публики, не только фестивальной. Фактически, это был расцвет кинематографа КНДР.


До сегодняшнего дня кинематограф КНДР мало изменился: он по-прежнему остается остро политическим, закрытым от внешнего мира и довольно ограниченным в жанровом плане. Принципы искусства, установленные в правление Ким Ир Сена, актуальны и непоколебимы. "Киноживопись должна выражать социалистическое содержание в национальной форме", — так утверждал Ким Чен Ир, и, вероятно, ни один северокорейский фильм не вправе ему перечить.
На самые частые вопросы о кинематографе КНДР ответил учёный-кореевед и кандидат исторических наук, сотрудник Института Дальнего Востока РАН и преподаватель Института стран Азии и Африки МГУ Асмолов Константин Валерианович.


— На каких идеях строится северокорейское кино?

— Здесь это все несложно, потому что, во-первых, есть некие общие правила, а во-вторых, товарищ Ким Чен Ир довольно давно увлекался кино и у него самого была фильмотека на двадцать с гаком фильмов, поэтому у него даже был ученический (по современным меркам) текст по созданию выдающихся произведений киноискусства. В общем, с методологией у северокорейцев все неплохо.

Индоктринирующая (прим. ред.: пропагандистская) функция кино никуда не делась.

На мой взгляд, основным типом фильмов является или то, что у нас называется приключенческим кино, или то, что у нас называется историко-революционный фильмом.


— Почему они [такие фильмы] публике интересны?

— Во-первых, в Северной Корее так же, как и в Советском Союзе, есть определенная традиция исторических событий, которые являются основой для подобных сюжетов. Учитывая историю КНДР, приключенческих и драматических сюжетов там хватает.

— А есть сюжет, который встречается чаще всего?

— Два наиболее распространенных сюжета, когда мы говорим именно о сюжетах драматического плана, — это Корейская война (взгляд с Севера) или истории, связанные с партизанской войной против японцев.

It resembles one long video recorded for TikTok that was for some reason released as a movie.
— В северокорейском кино есть какие-то конкретные типажи, которые везде встречаются?

— Если мы говорим про зловещего японского оккупанта, или про жадного помещика-коллаборациониста, или про богача вообще, который со своими богатствами угнетает бедняков, то, на мой взгляд, это типажи не настолько северокорейские специфически.

Северокорейское кино в этом смысле наоборот — так же, как и советское кино, всегда давало довольно много именно сильных женских образов, потому что Северная Корея формально является весьма эмансипированным обществом. Надо понимать, что, например, среди дисциплин, посвященных истории революционной деятельности I, II и III Кимов, также изучается история революционной деятельности товарища Ким Чен Су, которая была женой Ким Ир Сена и матерью Ким Чен Ира, которая при этом была партизанкой, с которой Ким Ким Ир Сен тогда и познакомился. Определенный образ, условно говоря, матери Кореи, именно как сильной независимой женщины, готовой бороться за Родину и в общем не дающей себя в обиду — это в Северной Корее формально вполне встречается.

— А когда в картине требуется сыграть злодея, как на такие роли подбирают актеров?

— Здесь все довольно просто. Во-первых, партия сказала: "Будешь играть злодея", а во-вторых, конкретно американцев играло некоторое количество перебежчиков — потому что не все знают, что после Корейской войны не только северяне оставались на Юге, но и южане, и даже американцы оставались на Севере. И в более позднее время были попытки бегства не только с Севера на Юг, но и с Юга на Север, включая даже одного или двух американских солдат. Вот эти товарищи потом американских негодяев в кино и играли.

Я не знаю, сохранилась ли традиция, которая, по слухам, была в Китае, когда обычно отрицательных персонажей — чтобы они были точно отрицательные и отражали генеральную линию — играли люди типа секретаря парторганизации киностудии. Этого я просто не знаю, мне такая информация встречалась, но она на самом деле исходит из невалидных источников.

— Есть ли какие-то особые критерии отбора режиссеров и сценаристов? Как работает цензура?

— Значит, понятно, что цензура есть. Здесь можно ориентироваться на общие советские и китайские штампы. Насколько я понимаю, больше внимания уделяется предварительной работе. То есть не сначала режиссер снимает фильм и его цензурируют, а сначала прорабатывается проект. Что же касается того, как выглядит система отбора и где готовят режиссеров и сценаристов, — этого я не знаю. Знаю только, что у них есть какие-то свои ВУЗы, где осуществляется подобная подготовка.
— Как в связи с цензурой развивается кино в Северной Корее?

— Не надо подходить к Северной Корее со штампами, условно, европейского кино. Понятно, что это, условно говоря, кино классического авторитарного режима. Здесь можно опять-таки ориентироваться даже не на советские, а китайские варианты времен Мао, где, понятное дело, никакой идеологической разноголосицы не было — потому что быть не могло.

— Всё ли кино в КНДР поддерживает режим и служит инструментом пропаганды?

— О разговорах о существовании северо-корейских режиссеров диссидентского плана я не осведомлен. Более того, в Северной Корее кино, как и литература, как и все остальное, всегда воспринималось именно как дополнительный способ индоктринации.

— Есть какие-то особенности кино, которые Вы для себя выделяете или мировое сообщество кинокритиков выделяет, которые есть в кино КНДР, но не характерны для мирового кино?

Сложно сказать, потому что северокорейское кино довольно мало представлено на молодом кинорынке из-за санкций, эмбарго и общих представлений, когда куча людей, даже не смотрев северокорейское кино, прекрасно представляет себе, что там должно быть.
Made on
Tilda