Скандинавское кино: что происходит

NATION

Скандинавия - необычный регион с, пожалуй, всех точек зрения, начиная от его границ и заканчивая его менталитетом. Какие вообще страны принято называть скандинавскими? Швецию, Данию, Норвегию и Исландию. Финляндия не входит в их число из-за своих языковых и культурных особенностей. Поэтому, в этой статье я буду говорить о современном кинематографе именно Швеции, Норвегии и Дании, так как эти страны находятся в постоянном сотрудничестве и культурном обмене друг с другом. Пару слов о кино в Исландии: оно настолько интересное, самобытное и не похожее на фильмы своих соседей, что заслуживает отдельную статью.

by Ksenia Slasten


24/02/2022

Да, все шутки в интернете правдивы - скандинавам действительно социальная дистанция была совсем не в тягость, они ее и до пандемии соблюдали. От страны к стране степень сдержанности варьируется, традиционно, "оттепель" идет по вертикали: на севере Швеции люди пользуются особенным звуком в качестве согласия, чтобы не тратить воздух из легких лишний раз, а на юге Дании, который, между прочим, граничит с Германией, датчане по общительности превзойдут немцев, но в целом, среднее арифметическое скандинавского менталитета выглядит так: спокойный, вежливый человек, который раскрывается только с самыми близкими, заботится о природе, старается лишний раз не ввязываться в конфликты, примерный семьянин или же погруженный в себя, гостеприимный, но не слишком, прямолинейный, но в меру, как говорят шведы, лагом. Какие могут быть глобальные проблемы у общества, состоящих из таких людей? Да, в общем-то, никаких. Дания на втором месте в рейтинге самых счастливых стран мира, а Швеция с Норвегией - в топ-10. Большинство датчан гордятся своим статусом, но в то же время, говорят, что в их стране искать истории негде, говорить не о чем. То же самое можно примерить и на остальные странах Скандинавии.

В таких "тепличных" условиях неудивительно, что на первый план у творцов выходит внутренний мир человека и межличностные отношения, особенно семейные - как человек сожительствует со своей отстраненностью и закрытостью, но при этом остается счастливым, как социализируются среди такой ментальности дети, какие у них отношения с родителями, и как вообще могут возникнуть конфликты у "счастливых" людей, и счастливы ли они на самом деле?. Об этом скандинавские режиссеры рассказывают неторопливо, смакуя каждую эмоцию, раскрывая ее во всей красе, и получается самодостаточное, аутентичное зрелище. Даже неискушенный зритель поймет, что перед ним фильм именно из стран Северной Европы.
Какие первые ассоциации возникают с Скандинавией? Там холодно, красивая природа, замкнутые интровертные люди и достаточно благополучная жизнь. Все эти четыре стереотипа не только довольно правдивы, но и активно используются кинематографистами.

Скандинавские режиссеры одни из первых в мире задумались, в какой уникальной обстановке проходит их жизнь, как красивы леса Швеции и горы Норвегии, и как важно сохранить их красоту на века не только в жизни, но и в искусстве. Начиная с 60-ых годов двадцатого века, природа становится полноценным персонажем фильмов северных стран, потом эта тенденция распространилась по всему миру. Спокойные, холодные пейзажи будто отражают таких же людей.
Иногда, правда, скандинавам становится неинтересно наблюдать ту же спокойную жизнь и в реальности, и на экране, и они за неимением насыщенной криминальной хроники вокруг начинают придумывать ее сами. Шведско-датский сериал Мост (2011-2018) про убийство на границе и фильм Дэвида Финчера Девушка с татуировкой дракона (2011) по мотивам бестселлера Стига Ларсона известны во всем мире, но на самом деле тенденция на детективы началась намного раньше, еще в середине двадцатого века, и с тех пор криминальные истории Скандинавии обрели много поклонников и стали чуть ли не отдельным жанром, который можно было бы назвать "скандинавский детектив".

Если говорить об именах, то Швеция, Норвегия и Дания воспитали много талантов. Любой хоть немного любящий кино человек знает такие имена, как Ингмар Бергман и Ларс фон Триер, хотя бы из-за цепочки "Бергман повлиял на Андрея Тарковского, а Андрей Тарковский повлияла на фон Триера". Современное мировое кино очень жалует актерскую династию Скасгардов, Алисию Викандер, Маддса Миккельсена, в прошлом в Голливуде блистали Грета Гарбо и Ингрид Бергман. На почти каждом кинофестивале в какой-нибудь из программ есть фильм, в создании которого принимали участие кто-то, связанный с Скандинавией, будь то актер, режиссер или продюсер.
Швед Рой Андерссон снял всего шесть полнометражных фильмов. Его можно назвать режиссером с необычной манерой съемок. Он работает без сценария и съемочного графика, у него есть своя продюсерская компания и свои павильоны, и получается, он снимает фильмы чуть ли не самостоятельно. Самая его известная работа - трилогия, состоящая из фильмов Песни со второго этажа (2000), Ты, живущий (2007) и Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии (2014). В ней Андерссон размышляет о человеческом существовании, о смысле жизни и месте человека в хаосе, что его окружает. Андерссон продолжает скандинавскую традицию, начало которой было положено еще Ингмаром Бергманом. Он использует формы трагического фарса, трагикомедии и сборника скетчей. Идея высоко была оценена критиками и зрителями, первый фильм получил Приз жюри на Каннском фестивале, второй - приз зрительских симпатий на смотре в Гётеборге, третий стал триумфатором Венецианского фестиваля. Последняя работа Роя Андерссона - размышление О бесконечности (2019). Это сборник новелл, которые объединены рассказчицей - так называемой, Шахерезадой. Фильм также получил Серебряного льва на Венецианском кинофестивале. В целом, О бесконечности можно назвать новым этапом поисков режиссера ответов на экзистенциальные вопросы, и это делает его работы не локальным продуктом, а мировым достоянием.
Датский кинематограф прогремел на всю киноиндустрию Догмой 95 – манифестом нового кинопроизводства, составителями которого стали Ларс фон Триер и Томас Винтерберг. Суть Догмы состоит в том, чтобы снимать фильмы в, так сказать, чистом виде - без спецэффектов, стабилизатора и упоминания режиссера в титрах, чтобы не дай боже к авторскому кино не причислили. Первым фильмом течения стал Торжество (1998) Томаса Винтерберга. Обычный семейный обед превращается в срывание покровов, страшные тайны родственников всплывают наружу. В нетрадиционной, вызывающей форме осмысляются все те же традиционные темы межличностных отношений, их особенности в кругу семьи. Дальше Винтерберг снимал в Америке, Британии, снимал о любви, дружбе и даже катастрофе лодки "Курск". Но возвращаясь в родную Данию, он возвращался и к характерным, волнующим ее темам – человек и отношения человека. Субмарино (2010) – как убежать от воспоминаний про неблагополучное детство? Охота (2012) – всегда ли устами младенца глаголет истина и как сохранить честь невиновному человеку? Коммуна (2016) показывает собственную тему уже в названии – особенности отношений людей в коммуне. В Еще по одной (2020) за незаурядной историей о теории об алкоголизме скрывается сборник внутренних конфликтов закадычных друзей. Винтерберг рассказывает о семье меланхолично, правдиво, местами даже жестоко, и кажется, что такой стиль повествования подсказывает ему сама Дания.
Про Ларса фон Триера написано много статей и книг, а вот его родственника из Норвегии Йоакима Триера знают меньше, хотя каждый его фильм удостаивается премьеры на международных фестивалях. Йоаким заявил о себе работой Реприза в 2006 году. Это фильм о двух братьев, имеющих одну мечту, но к одному фортуна благоволит, а второй вынужден лишь наблюдать за успехами своего родственника. Закрепил успех Триера Осло, 31 августа (2011), представленный в программе "Особый взгляд" в Каннах. Название столицы Норвегии не зря вынесено в название, она - тоже герой фильма, она представляет собой норвежский народ, чью ментальность показывает режиссер. Что самое интересное, Йоаким снимает о родной ему обстановке, снимает оригинально и аутентично, но проблемы норвежцев откликаются в сердцах зрителей со всего мира, что подводит нас к главному выводу - не важно, откуда ты, тревоги у нас одинаковые.

С двумя следующими работами, снятыми на норвежском языке, Тельмой (2017) и Худший человек на свете (2021), Триер оказался на Оскаре с номинацией "Лучший иностранный фильм". Первый - это мистический триллер о девушке, которая всего лишь влюбилась в свою однокурсницу, но получив взаимность, почему-то вместо счастья и бабочек в животе обрела паранормальные способности. Второй - легкая мелодрама о экзистенциальных поисках тридцатилетней Юлии. Кажется, что эти фильмы нельзя сравнивать, они сняты в разных, даже полярных, жанрах, и рассказывают разные истории, но их объединяют, в первую очередь, главные героини, которые пытаются познакомиться с самой собой. Что еще важно отметить в фильмографии Триера, это то, что его фильмы, как и у Андерссона, не столько осмысленные истории, сколько размышления. И опять, на похожие темы: семья, отношения между людьми, смысл и течение жизни.
Скандинавский кинематограф - интереснейшее явление. Разговаривая, в общем, на общечеловеческие темы, он раскрывает их через призму особого скандинавского менталитета, с присущей ему холодностью, искренностью и интимностью. Когда на экране оказывается фильм из Швеции, Норвегии или Дании, это сразу заметно благодаря не только красивейшим видам природы, которую режиссеры прямо-таки рекламируют, и актерам с типичной внешностью, но в первую очередь из-за аутентичности, которая пронизывает каждый кадр фильма, словно он был сделан не для мирового проката, а своими для своих.
Made on
Tilda