REVIEW

Не смотрите наверх — Кричащие от страха пассажиры Земли

О том, что имя Адама МакКея давно стало синонимом неприкрытой сатиры и черной комедии, знает любой киноман. Этот американец раскрыл непростой образ Дика Чейни для всего мира во Власти, сделав его не только национальным антигероем, объяснил причину и последствия финансового кризиса 2008 года в картине Игра на понижение и заставил усомниться в семейных ценностях тремя сезонами лучшего шоу на телевидении Наследники.

И вот настал момент, когда притязательность и слава стали невыгодным товаром для МакКея — завышенные ожидания от его новой работы Не смотрите наверх (2021) для многих разбились о скалы амбициозности. Чем режиссер разгневал одну половину аудитории и воодушевил другую? Давайте разбираться. Однако прежде озвучим — мы находимся ровно посередине, потому что аргументы противников достаточно сильные, как и любовь автора к творчеству МакКея в целом.

by Anastasiia Ageeva


21/12/2022

Эта далеко не новогодняя история, выпущенная прямо под смену лет — что символично, учитывая «перерождение» в сюжете, рассказывает о большой и смертоносной комете. Летит она прямо в Тихий океан, и никому не укрыться от последствий этого падения. Земля будет разрушена, но никого на планете это не волнует — кроме группы ученых, эту угрозу обнаруживших. Именно они станут совестью человечества, которое получает последние капли удовольствия: люди все так же наблюдают за отношениями знаменитостей, стремятся выиграть президентскую гонку и надеются с помощью кометы оставить свой бизнес на плаву.
Алогичного в картине — в форме, а не содержании — много, что лишь подчеркивает абсурдность современного мира, возведенную в абсолют. Эффектным дополнением становятся постмодернистские фишки, присущие многим работам МакКея — вроде быстрых документальных кадров, одновременно выводящих из истории и дающих ей комплиментарные оттенки, анимированных вставок и обращения ко Всемирной сети. Последнее, к слову, ему удается не так хорошо: вектор развития событий в интернете показан совсем не соразмерно реальности, что местами напоминает постыдные эпизоды с распространением видео в «Елках последних».

Если обратиться непосредственно к содержанию, то здесь найти огрехи гораздо проще. На эту сложную и важную тему МакКею говорить не впервой: он начал изучать возможности помочь планете еще четыре года назад. С тех пор режиссер пересел на электрокар, отказался от красного мяса и постарался минимизировать свой углеродный след. Однако силами одного — хотя и влиятельного — человека такую проблему не решишь, особенно в мире, где люди разучились слышать друг друга.
«Когда разразилась пандемия, я осознал, что наша искаженная манера коммуникации и монетизация общения могут нас погубить»

приводит его слова Esquire.

Несмотря на то что у режиссера сформировался конкретный месседж для аудитории, идей было чересчур много для одного фильма. Здесь кроется первая осечка — ничего неизвестного МакКей так и не сказал. Ничего из новейших исследований, которые и нужно транслировать через такое большое медиа, как кинематограф. Ничего о том, что нужно предпринять, кроме как уведомить об этом жителей Земли. Он лишь дал импульс, чтобы комок снега покатился, но на него налипали уже всем знакомые истины: мы должны действовать сообща, богатые эгоистичные люди нас погубят, когда-то мы все умрем и так далее.

Это стремление высказаться обо всем и сразу МакКея и губит. У бывшего сценариста сатирического шоу «Субботним вечером в прямом эфире» внушительный багаж комедийных и драматических инструментов, благодаря чему он способен колко и по существу высказываться о мире и процессах, в нем происходящих. Только вот тонкая материя в этот раз не выдержала нагрузки — и режиссер выдал, по мнению многих критиков, худшую работу в своей карьере.
Например, МакКей завуалированно инкорпорирует в фильм идею о лживости политиков и бизнесменов. В одной сцене глава корпорации BASH Питер Ишервелл (Марк Райланс) на фоне вызывающей гордость музыки рассказывает Совету свой план по раскрошению кометы, что позволит использовать металлы в ее составе для развития отрасли. Все это меркантильное безобразие он прикрывает большим розовым бантом под названием «увеличение рабочих мест». Социальная посылка попадает прямиком в дома нестабильных в этом плане американцев, которые теперь готовы закрыть глаза на риск 99,8%, лишь бы выпутаться из долгов и оплатить кредиты. И это была бы замечательная сцена, если бы коммерческая эксплуатация ситуации не была самым очевидным ходом.

Высказаться режиссер успел и о конспирологической психопатии. Возвратившись домой после безуспешного посещения Белого дома, Рэндалл Минди (Леонардо ДиКаприо) отвечает на своем сайте на посты диванных критиков. Что ему ответили на его остроумное высказывание о роли ученых, мы так и не узнаем — за героем пришло ФБР. Однако эта ниточка не обрывается окончательно. Позднее, после очередного разглашения государственной тайны, уже Кейт Дибиаски (Дженнифер Лоуренс) — самая неуемная представительница астрономической группы — обронила фразу: «Они не так умны, чтобы быть злодеями, которыми вы их видите».
Неуловимую отсылку МакКей оставляет и на кэнселинг, популярную нынче отмену известных людей. В диалоге Бри и Джека на утреннем ток-шоу The Daily Rip проскакивают следующие фразы о вышедшей из тюрьмы знаменитости, которая теперь участвует в программе на телевидении: «Я думал, она победит» — «А я думаю, она виновна».

Возвращаясь к героям фильма, нельзя пройти мимо их непомерной мультяшности. Неспроста, как кажется, в «Не смотрите наверх» есть кадры из детской передачи с маппетами, где в итоге Рэндалл кричит «Мы все умрем!». Еще немного — и из его ушей буквально пойдет пар. Довольно быстро и Дибиаски, и Минди становятся мемами, что в очередной раз доказывает неадекватность коллективной реакции на происходящие изменения в мире. Можно сколько угодно изучать этот культурный феномен и говорить о его естественном появлении, но одно стоит признать однозначно — в рамках фильма мемы отвлекают общество от негатива, который необходимо принять.

В это время зло довольно потирает руки. И антагонистом здесь является далеко не комета, угрожающая Земле полным уничтожением. «Вся власть у них» — простая фраза, отсылающая к политикам и технологическим гениям, которая внезапно становится главной в фильме. Только вот утрированная сатирическая реальность, созданная усилиями МакКея, находится в серьезном противостоянии с нашим представлением об истинных действиях власти. В этой связи смысл приобретает эпиграф к картине: «Я хочу мирно умереть во сне, как мой дед, а не крича от страха, как его пассажиры».
Закончим на приятной ноте — у фильма есть одно важное достижение. Благодаря своей ироничной подаче и постмодернистской структуре его сюжет не представляется чем-то, произошедшим из нашего мира, хотя хранит в себе все его признаки. Финальные сцены с единением героев под одной крышей — вкусный ужин, разговоры о светлом прошлом, рука в руке, прощение и молитва — позволяет вспомнить о человечности, о которой на всем протяжении картины не было сказано ни слова. В этот момент у зрителя есть возможность оказаться за этим столом и почувствовать эмоции присутствующих. Психологизм отношений отброшен на периферию не случайно, а именно ради такого пронзительного финала. Когда у нас ничего не осталось, мы вспоминаем о семье, которая становится для нас всем. Так устроен человек, и отрицать это — значит, сомневаться в себе самом.
Made on
Tilda